Рекламный баннер 980x60px ban1
72.87
86.56
Рекламный баннер 468x60px main1

Есть ли народу дело до того, что слова Джонсона чужды истине?

Есть ли народу дело до того, что слова Джонсона чужды истине?

Ранее в этом году была опубликована книга, которая, хоть и не получила особого внимания со стороны ведущих СМИ, имеет, безусловно, важное значение. "Нападение на истину: Борис Джонсон, Дональд Трамп и возникновение нового морального варварства" Питера Оборна представляет собой вполне конкретный критический анализ работы нынешнего правительства Великобритании, которое, похоже, погрязло во лжи и обмане.

Еще до прихода Бориса Джонсона к власти его ловили на лжи на предыдущих должностях, а именно в качестве журналиста Times и редактора Spectator. Но все стало еще серьезнее перед последними выборами, когда от получения существенной власти Джонсона отделял всего один шаг, а также после того, как он в итоге стал британским лидером. Ибо Джонсон теперь возглавляет правительство, созданное по собственному образу и подобию, где министры один за другим нарушают министерский кодекс, и им это сходит с рук.

Доводы против Джонсона убийственные, говорит Питер Оборн. Его называют "серийным лжецом и выдумщиком", который привычно врет в своих выступлениях перед Палатой общин. И как ни трудно в это поверить, вместо того чтобы привлечь премьер-министра к ответственности и обвинить его в дезинформации, ведущие СМИ только подогревают его лживые заявления. Именно эта совместная с прессой работа усугубляет ситуацию, ведь журналисты ставят свои отношения с Даунинг-стрит и получение информации из первых рук выше любых этических соображений. По словам Оборна, даже зная о бездоказательности утверждений, Даунинг-стрит полагается на потворствующие лжи уступчивые средства массовой информации.

Так что же отличает нынешнюю ситуацию? Ведь в конце концов, скажете вы, политики всегда искажали правду, чтобы манипулировать населением. Что ж, на различных обманывавших общественность высокопоставленных британских политиков прошлого, таких как Джеффри Арчер или Джонатан Айткен, как правило, налагалось наказание; с другой стороны, Джонсон, похоже, от своей лжи только выигрывает, ведь на выборах он неоднократно выходил победителем.

Вероятно, медийный опыт Джонсона позволяет ему лучше других среднестатистических политиков понимать важность маркетинга и самопиара для манипулирования избирателями. Как и Дональд Трамп, он ценит важность внушения населению ключевых идей – будь то "40 тысяч новых больниц и 20 тысяч новых полицейских" (что оказалось неправдой) или размещенная на автобусе реклама Брекзита, в которой утверждалось, что Великобритания платит за членство в ЕС 350 миллионов фунтов стерлингов в неделю (также недостоверная информация). Для Джонсона дело явно не в правилах игры, а в ее результате. Однако раз уж премьер-министра избрали, отстранить его от власти теперь гораздо труднее.

Как ни печально, существует предположение о том, что Джонсону всегда удается избежать наказания за свои манипуляции и ложь лишь потому, что британскую общественность это больше не заботит. Оборн тоже признается, что в течение некоторого времени мучился вопросом "Что же случилось с британцами?". И он не единственный, кто задумывался об этом; еще в 1994 году бывший премьер-министр Великобритании Джон Мейджор говорил о постепенном разрушении основных британских ценностей. Имелись в виду определенные непреходящие ценности, возникающие у британцев на уровне инстинктов, а именно уважение к окружающим, вежливость, законопослушность, внутренняя дисциплина, прагматичность решений при выборе между правильным и неправильным.

Все, конечно же, меняется, но реальное отличие нашего времени заключается в том, что живем мы в эпоху Интернета и соцсетей, когда люди привыкли получать информацию из нескольких источников. То есть  для нас нормально читать одну и ту же новость в нескольких различных интерпретациях, порой контрастирующих друг с другом. В связи с чем среднестатистическому читателю все труднее оценивать саму суть каждого конкретного вопроса. По сути, истина перестала иметь первостепенное значение, теперь людям важны их собственные "чувства" и необходимость определиться с тем, чью "сторону" занять.

Американский журналист Дэвид Робертс пишет о росте такого политического трайбализма и "племенной эпистемологии", где информацию оценивают не с позиции общепринятых правил представления доказательств, а в соответствии с ценностями и целями определенной группы людей. По сути, в эпоху Интернета, когда люди перестали принимать на веру все, что видят и о чем читают, как было раньше – когда весь поток тщательно контролировался и "расфасовывался" BBC и ведущими газетами, – им приходится оценивать информацию самостоятельно. Обычный человек использует для этого другую систему критериев, также, вероятно, прибегая к примитивным инстинктам.

Таким образом, персонажи вроде Бориса Джонсона и Дональда Трампа могут представляться более "располагающими к себе" и "приятными" по сравнению с более шаблонными, блеклыми политиками благодаря своим недостаткам, как это ни парадоксально. Именно преувеличение и ложь делают их более человечными в глазах других. И если мы взглянем на распространение по миру популизма, позволяющего побеждать на президентских выборах телевизионным комикам и существовать итальянскому "Движению пяти звезд", основанному юмористом и предпринимателем, то сможем увидеть, как традиционные политики скоро вообще перестанут получать общественную поддержку.

Похоже, что ложь и обман – это та цена, которую общественность готова платить за ценности, которые предлагают Джонсон и подобные ему популистские политики, будь то Брексит или другие националистические движения. Оборотная сторона заключается в том, что под угрозой находятся сами структуры, традиционно действующие для поддержания порядка в правительстве. 2 июля аналитический центр Institute for Government опубликовал документ, озаглавленный "Обновление Кодекса министров", в котором утверждается, что действия Бориса Джонсона свидетельствуют о пренебрежении в правительстве высокими стандартами. Согласно документу, действия премьер-министра негативно сказались на Кодексе министров – документе, который определяет нравственные нормы поведения членов кабинета, – и он должен коренным образом пересмотреть правила, регулирующие стандарты образа действий, которых должны придерживаться министры. Также в нем приводится пример недавней вынужденной отставки министра здравоохранения Мэтта Хэнкока вследствие нарушения коронавирусных ограничений. Обратите внимание, что премьер-министр не уволил его сам, к тому же остались вопросы по поводу наличия у Хэнкока определенных конфликтов интересов.

Неудивительно, что доклад мало освещался ведущими СМИ. Будучи премьер-министром, в чьих руках находятся негосударственные СМИ, вы вряд ли нашли бы в прессе много негатива в свой адрес. Но это подводит нас к довольно мрачному выводу: при наличии аморального правительства, которое невозможно привлечь к ответственности посредством СМИ, мы не можем продолжать называть нашу страну ярким примером действенной демократии. Как и не можем притворяться, что являемся для всего остального мира гарантом добродетели, примером для восхищения и подражания.

Великобритании нужно разобраться в собственных делах и двинуться вперед, а не возлагать вину на других. Будет ли так? Нет, если Борис Джонсон сможет с этим справиться. "Угрозы" со стороны России и Китая будут продолжать играть полезную роль, отвлекая британскую общественность от правительственных скандалов. Рекламные призывы будут по-прежнему иметь приоритет над здравым смыслом. Как сказал британский политик 17 века сэр Генри Вейн: "Народ Англии известен во всем мире своей великой добродетелью и дисциплиной; и все же он терпит идиота трусливого и бестолкового, не имеющего к тому же амбиций, чтобы владычествовать в стране свободы". Вот уж действительно, все новое – хорошо забытое старое.

Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
Рекламный баннер 240x200px right2
Рекламный баннер 240x200px right3